Тетяна Литвинова: «З дітьми у нас вийшов найбільш душевний сезон»

МастерШеф Дети

Уже сегодня (25 мая) в суперфинале шоу «МастерШеф Дети» станет известно имя победителя. Кто это будет – Вова Мотричук, Антон Булдаков-Алюшин или Саша Дияманштейн – вы узнаете, если включите канал СТБ в 20:00. А пока читайте эксклюзивное интервью судьи шоу Татьяны Литвиновой о том, что осталось за кадром проекта, из-за чего юные кулинары все время плакали, где проходит грань между любовью к маленьким детям и судейской строгостью, а также – почему в этом мире никто никому ничего не должен.

Также вам будет интересно: Мастер Шеф 6 смотреть онлайн прямо сейчас

Татьяна, что делать легче – взрослый «МастерШеф» или детский?

Лично мне – детский. Потому что дети чистые и открытые. У них еще нет агрессии, они никак не защищаются от этого мира. И с ними легче налаживать контакт – не нужно пробиваться через комплексы и барьеры, которые люди накапливают естественным путем в течение всей жизни. Дети милые и трогательные. Они доверяют нам, как учителям или родителям. Но с другой стороны: работать с детьми сложнее из-за большей ответственности. Травмировать ребенка проще простого, поэтому мы на протяжении всех съемок старались обращаться с детьми максимально аккуратно.

C49A4392 копия

И все-таки «МастерШеф Дети» – это конкурс, так что вы не только хвалили детей…

Да, мы как судьи давали детям конструктивную критику, но мы никогда не говорили ребенку, что он плохой. Вся критика была исключительно о блюде, которое он, допустим, плохо приготовил. Сделав ошибку в том или ином процессе, каждый ребенок узнавал от нас, как его нужно было сделать правильно. Поэтому юные кулинары получили ценные знания на проекте. И так, в общем-то, и становятся профессиональными поварами – путем работы над ошибками. Нельзя гладить ребенка по голове, когда он испортил блюдо. Если бы мы так делали, дети вернулись бы домой без новых знаний. Смысла в потакании ошибкам нет. Когда ребенок подавал нам свою работу, мы относились к этому как к маленькому торжеству и старались провести разбор блюда в мягкой форме, очень обходительно. Главной проблемой для судей в детском «МастерШефе» было найти идеальный баланс любви и строгости по отношению к участникам.

2C49A4550Как бы мягко вы с ними не обходились, а детские слезы на проекте лились почти без остановки.

Согласна: дети плакали не только, когда им говорили «нет», но и когда им говорили «да». От похвалы они, кстати, плакали даже больше. Просто телепроект для детей – это огромное напряжение. Конечно, сложно, придя в новый мир, оставаться спокойными и неуязвимыми. Судьи тоже настрадались от этого. Потому что детские слезы – это всегда очень тяжело. Лично у меня сердце разрывалось всякий раз, когда я видела, что ребенок вот-вот заплачет. Дети прилагали героические усилия, чтобы не плакать, но эмоции зашкаливали, поэтому слезы текли рекой. Со временем они, конечно, раззнакомились и подружились – в коллективе находится легче, можно друг друга поддерживать. Если во время конкурсов дети плакали, то во все остальное время устраивали балаганы и веселились, как будто находились на отдыхе в детском лагере. И это прекрасно, что они не пытаются повзрослеть быстрее, чем нужно.

Вы чувствовали себя кулинарной судьей или школьной учительницей?

Моя работа, конечно, предполагает не только профессиональное оценивание блюд, но и наставничество. Поэтому наши с Эктором и Николаем экспертные мнения являются обучающими для детей. Хотя вряд ли меня можно сравнивать со школьной учительницей.

А тянулись ли дети к вам (как единственной женщине в составе жюри) больше, чем к Эктору и Николаю?

Они точно относились ко мне с уважением. Всякий раз, когда мы встречались на съемочной площадке, они подбегали, чтобы обняться. Они даже сами про себя говорят: «Мы самый обнимашный сезон!»

C49A0013 копия

Могут ли участники детского «МастерШефа» конкурировать с взрослыми?

Вопрос риторический. Сложно сказать. Потому что все индивидуально и зависит от каждого конкретного конкурса, от минутного восприятия. Хорошо, что дети – они как чистый лист бумаги. Взрослых часто приходится переучивать. Убирать из головы тот объем знаний, который только мешает. И это нелегко – взрослые сопротивляются, ломают себя… А дети все впитывают, как губки. У них чистая память, они все схватывают на лету. И часто критику они понимают правильнее, чем взрослые. Быстрее вникают в суть. Мне нравится, что дети полны энтузиазма. У взрослых ведь как бывает: сегодня есть настроение – буду готовить, а завтра меня кто-то обидит – и я готовить не буду, потому что буду сидеть и дуться. А нужно делать все сегодня и сейчас, не ждать вдохновения. И дети это умеют.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Эктор Хименес-Браво: “Мне импонирует стиль мафиози 1920-х годов”

Странно, ведь обычно это с детьми такая проблема, что они все делают по настроению. И только с возрастом человек начинает понимать значение слова «надо».

А у нас дети особенные. Они лучшие из лучших. Их тщательно отбирали. У каждого свои интересы, но одна черта их объединяет – это энтузиазм. К нам на проекте дети пришли уже подкованными. Мы брали только тех, кто действительно без ума от кулинарии.

C49A2455 копия

Замечали ли вы разницу в кулинарном развитии между детьми разного возраста?

Да, даже те детки, которые всего на полгода младше своих соперников, сильно уступали в мастерстве. Однако есть физический возраст, а есть – психический. У нас были, допустим, 10-летние участники, у которых уже устоявшаяся психика. Они каждый день одинаково спокойно реагировали на поставленные задачи. А есть и более взрослые дети, которые чересчур эмоциональны. Это им мешает, потому как нервы забирают силы на приготовление блюда. То есть с самого старта конкурса они слишком близко к сердцу воспринимали состязание, из-за чего потом ломались и вынуждены были покидать шоу.

Были ли у вас на проекте какие-то проблемы с безопасностью, ведь для детей кухня – это опасное место?

По этому поводу я сильно переживала. Ребенок может и маслом горячим ошпариться, и порезаться – и все что угодно. Чтобы предотвратить травмы, на площадке во время съемок устанавливался режим повышенной безопасности. Сразу 6 администраторов следили за тем, чтобы с детьми ничего не случилось. А когда кто-то все же допускал неосторожность и резался, то сразу получал неотложную медицинскую помощь. Интересно, что сперва дети плакали и жаловались, мол, больно – пальчик порезал. Но после того, как им обрабатывали ранку и накладывали повязку, они уже спустя минуту забывали о травме – и бежали в бой с еще большим энтузиазмом. То есть дети сами не давали себе раскисать. Это маленький детский героизм, достойный восхищения!

2C49A5138

Как дети вели себя, впервые оказавшись вдалеке от родителей?

Они собирались в группки, старались держаться за сильных, кто-то проявлял лидерские качества, а кто-то – становился ведомым. У них все было, как во взрослой жизни. На проекте дети учились жить в социуме, находясь в отрыве от дома, от привычной атмосферы – от мам, пап, бабушек и дедушек… Хотя кто-то один из родственников жил рядом с ребенком на протяжении проекта, все равно для них мир как будто перевернулся с ног на голову. Я бы сравнила их опыт пребывания на проекте с экспедицией взрослого человека в неизведанные страны. Это развитие через преодоление себя, через лишения. Но именно это и закаляет характер, помогая учиться отличать человека сильного и преданного от слабака, который в сложный момент может предать, чтобы просто где-то себя выгородить. Думаю, наши дети, получившие такой ценный опыт, в будущем будут более продвинутыми, чем их сверстники.

На проекте вы поработали не только судьей и наставницей, а еще и актрисой – вместе с Эктором и Николаем сменили кучу образов

Да, мы старались все состязания проводить в игровой форме. Хотя многие наши участники – это почти профессиональные повара, но все равно – они еще дети. И мы хотели, чтобы им было интересно. Театральные образы судей (пираты, итальянская мафия, ретро и т.д.) создавали настроение, которое помогало детям поймать креативную волну и начать творить. Проект «МастерШеф Дети» развивает творческие аспекты личности, которые в школах и детсадах часто только убивают, выстраивая всех под одну линейку. Для нас важно не то, чтобы дети действовали по правилам, а то, чтобы они могли из двух палок придумать себе игру. То есть никаких готовых кукол и машинок – нет, хотите играть, придумайте себе игру сами.

C49A9057 копия

А вы не боитесь, что начав заниматься кулинарией как игрой, они потом не смогут относиться к ней как к высокому искусству?

Есть кулинарные технологии и определенные рамки, которые нельзя обходить даже в игре. И этому мы тоже детей учим. Но я считаю, что только тот человек, который живет, играя, способен на творческие подвиги. Это то, что двигает цивилизацию вперед и делает нашу жизнь интереснее, вкуснее, насыщеннее, разнообразней…

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ: Николай Тищенко: “На проекте дети-кулинары стали Маугли”

Вы сами – в каком возрасте начали готовить?

Лет в 8, наверное, стала помогать на кухне. Ну а готовить блюда от начала до конца я научилась уже где-то в 11. В этом не было никакой нужды – мне просто нравилось, когда мама приходила с работы, видела, что я наготовила, и хвалила меня. Мама поощряла меня и старшую сестру на кулинарные подвиги. И даже когда мы пускали в ход какие-то продукты, припасенные на праздники, то она никогда не ругала нас. На кухне у нас с сестрой было соревнование, мы постоянно друг перед дружкой выпендривались, кто круче.

1Q8A0083 копия

Что именно вы тогда готовили?

Ну, у меня уже были попытки совладать с «Наполеоном», я делала выпечку, заварной крем – старалась приготовить его так, чтобы ничего не расслоилось. У нас был дружный двор – пока мама на работе, можно было заскочить к соседке и спросить кулинарного совета у нее.

Если бы проект «МастерШеф Дети» запустили во времена вашего детства – пошли бы на кастинг?

Ой, я была страшной трусихой в детстве. Я была действительно страшно закомплексованным ребенком. То есть меня бы испугала перспектива увидеть себя по телевизору на фоне других детей – я была очень высокой. Это могло повлиять на мое желание пойти на кастинг. Впрочем, думаю, что пошла бы.2C49A2637

Вашему сыну сейчас 17 лет – он умеет готовить?

Исключительно по нужде. Когда очень хочется кушать, а ничего готового нет. Его просто жизнь еще не заставила. Когда начнет жить сам, тогда ему просто придется осваивать кулинарию, чтобы не умереть от голода. (Смеется).

А должен ли вообще каждый человек уметь готовить себе еду?

«Должен» – это неудачное слово. Человек никому ничего не должен. Только тогда можно жить в удовольствие, когда будешь делать то, что хочется. Если человек будет не в состоянии приготовить себе ужин, но достигнет успеха как врач, адвокат, финансист и т.д. – он сможет вкусно питаться в ресторанах или найдет того, кто будет заботиться о его рационе. Каждый должен быть на своем месте – мир прекрасен своей многогранностью.

Не пропустите суперфинал шоу “МастерШеф Дети” сегодня (25 мая) в 20:00 на СТБ!